Цифровая среда ждет решений

Условия для развития цифровых проектов и бизнеса в России созданы – мешают только организационные проблемы и недоработки регулирования.
2 июля 2019

Фото: РБК Петербург


Цифровая среда в России в целом, и в Калининградской области, в частности, фактически сформирована — проблем нет ни в базовой инфраструктуре для развития цифровизации, ни в недостатке технологических проектов — показала дискуссия представителей петербургского и калининградского бизнеса. Однако стать крупным цифровым хабом у региона все равно пока не получится — даже несмотря на наличие преимуществ особой экономической зоны, уверены эксперты. Причина проста: есть организационные и регуляторные проблемы, решить которые без воли государства бизнес не сможет. Впрочем, аналогичные проблемы сдерживают цифровизацию по всей стране.


Технологии и трактористы


Участники круглого стола РБК Петербург, проведенного в Калининграде, уверены, что в технологическом плане России нечего стыдиться: отставания от наиболее продвинутых в области цифровизации стран у нас нет. Более того — в некоторых отношениях наша страна обогнала как Европу, так и Америку.


«За рубежом я часто вижу, что то, что у наших граждан вошло в привычку, для жителей других стран кажется чем-то весьма инновационным. К примеру, оплата покупок смартфоном или хотя бы прикосновением карты к терминалу в Европе далеко не так распространена, как у нас», — объясняет директор филиала «ВЕСТ КОЛЛ СПб» АО «ЭР-Телеком Холдинг» Виктория Тихонова.



Виктория Тихонова (АО «ЭР-Телеком Холдинг») (Фото: РБК Петербург)


С тем, что в России проникновение цифровых сервисов на массовый рынок и в бизнес-среду зачастую выше, чем в других странах, согласен и генеральный директор компании KODE Алексей Козак. «Если вы сравните сервисы мобильных банков или электронных госуслуг, то увидите, что наши лучше. Может быть, на уровне электронного государства в Эстонии и есть что-то более прорывное, но в других странах, в том числе в США, уровень подобных сервисов намного ниже. Разве есть где-то приложение, подобное Тинькофф банк?» — говорит он.



Алексей Козак (KODE) (Фото: РБК Петербург)


Также существенное преимущество у России — в области интернет-инфраструктуры, и Калининградская область, несмотря на ее удаленность, не является исключением. Так, директор калининградского филиала компании Ростелеком Алексей Семенов, рассказал, что в калининградском филиале 70% услуг в B2B-сегменте предоставляются по оптике. «До конца года мы поставили себе задачу довести до 80% проникновение оптических технологий в В2В сегменте. Эти планы вполне выполнимы. Оставшиеся 20% будем смотреть по ситуации, насколько это будет экономически целесообразно, — говорит он. — В массовом сегменте проникновение оптики в Калининграде составляет более 75%. Так что с точки зрения телеком-инфраструктуры в регионе все хорошо».



Алексей Семёнов (Ростелеком) (Фото: РБК Петербург)


Согласна с этим и руководитель по развитию корпоративного бизнеса в калининградском филиале компании ВымпелКом Наталья Чухлеба. Она рассказала, что инвестиции в развитие инфраструктуры компании в 2019 году превысят объемы вложений за 2018 год. «Это, в частности, позволяет нам выводить на рынок новые цифровые сервисы, в том числе — связанные с Big Data», — добавляет она.



Наталья Чухлеба (ВымпелКом) (Фото: РБК Петербург)


Проигрывает страна только в прибыли, которую телеком-инфраструктура приносит операторам, которые ее строят. Виктория Тихонова заметила, что даже завидует зарубежным телеком-операторам, которые берут за доступ в интернет большие (по нашим меркам) деньги. «У нас же доступ на гораздо более высоких скоростях стоит три копейки, а скоро будет и все две. Конечно, нужно учитывать разницу в доходах, но мы, операторы, тратим не меньше денег на развитие своей инфраструктуры, чем в Европе, а тарифы у нас ниже», — подчеркнула она.


И все же у Калининградской области есть своя специфика, которая требует внимания. Территориальная отдаленность региона стратегически может быть большой проблемой, считают телеком-операторы. У них есть оптические переходы с сопредельными государствами. И хотя на нашей стороне все хорошо, но за границей за качественные характеристики канала несет ответственность другая сторона. Так что как бы игроки калининградского рынка связи ни резервировали каналы, если трактористы в Польше и Литве одновременно перережут кабели, появятся сложности.


Правда, директор по развитию цифровых проектов Северо-Западного филиала компании МегаФон Елена Полякова не согласна с такой оценкой значимости европейских трактористов для цифровой среды. Она напомнила, что резервирование телеком-каналов для трансляций Чемпионата мира по футболу было на уровне 99,9% и высочайшие требования ФИФА к качеству коммуникационных сервисов были удовлетворены полностью. Так что географическая удаленность области для телеком-инфраструктуры особенно универсальных игроков, таких, как МегаФон, имеющих в своем распоряжении инфраструктуру на разной технологической основе (радиоканалы, ВОЛС), не так уж и критична.



Елена Полякова (МегаФон) (Фото: РБК Петербург)


Цифра без пользы


Но телеком-инфраструктура, хоть и обязательная, но лишь одна составляющая цифровой среды. И если с нею все в порядке, то в других сегментах эксперты видят проблемы. И хотя касаются они не технологических вопросов, они могут оказать решающее влияние на проникновение цифры в бизнес и жизнь людей.


«Фундамент, базис цифровой среды у нас создан, но цифровая среда состоит не только из инфраструктуры, но и из культуры использования. У нас не любят слово «экосистема», но именно здесь оно применимо как нельзя кстати — как раз экосистемы, комплексной и целостной, у нас нет», — уверен директор макрорегиона Северо-Запад компании Yota Кирилл Пуленков.



Кирилл Пуленков (Yota) (Фото: РБК Петербург)


«К сожалению, даже электронные госуслуги у нас недостаточно востребованы. Такая же ситуация и в бизнес-среде. Есть масса примеров цифровых продуктов и сервисов, которые тяжело входили в рынок, а их разработчики готовы были все бросить, столкнувшись с большим количеством барьеров и опасений. Причина в том, что у людей не было навыков использования сервисов, был страх перед облаками и передачей туда данных. Так что, сколь бы продвинутым цифровой продукт ни был, системно потреблять его в России не привыкли», — соглашается директор калининградской компании «Радекс технологии» Денис Горланов.


Именно недостаток знаний или осведомленности — один из важнейших сдерживающих цифровизацию факторов. Можно поставить терминал для записи к врачу в поликлинике, но, если никто не умеет им пользоваться, пользы он не принесет. Беда в том, что устранить недостаток осведомленности крайне сложно. И хотя есть примеры того, как бизнес сам справляется с подобной задачей (взять хотя бы историю с распространением оплаты через терминалы в Сбербанке), решить проблему на масштабном уровне, считают эксперты, можно лишь совместными усилиями.


«Безусловно, надо повышать уровень образования конечных пользователей, объяснять людям, как жить в цифровую эпоху и взаимодействовать с новыми технологиями, что от этого зависит их благосостояние. И делать это надо активнее. Но результат будет только в этом случае, если к этому приложат усилия все три стороны: и государство, и общество, и бизнес», — считает директор компании IT SPHERE Максим Демкович.


«У нас в Калининградской области не хватает именно грамотного продвижения в цифровой среде и государственных, и бизнес-сервисов, — подтверждает эксперт в области цифрового маркетинга Николай Андронов. — К примеру, если бы на государственном уровне были запущены бесплатные уроки по использованию госуслуг, все бы ими пользовались».


Николай Андронов (Фото: РБК Петербург)


Идеи без денег


Еще одной весьма значимой проблемой для Калининградской области является отсутствие инвесторов. Чтобы сформировалась цифровая экосистема, нужно не только придумать инновационные сервисы или продукты, но и воплотить их в жизнь. Следовательно, нужны стартапы, а вот как раз с ними в регионе, как показала дискуссия, дела обстоят не слишком хорошо.


Даже те идеи, которые уже вышли на стадию разработки прототипа и перспективны с точки зрения объединения научных, производственных и бизнес-ресурсов, упираются в нехватку денег. Их привлечь сложно, потому что нет локальной площадки для встреч стартаперов и инвесторов. Калининградским стартапам было бы полезно если не приезжать со своими проектами в Петербург, то хотя бы использовать опыт обеих столиц в организации таких площадок. Как напомнил Кирилл Пуленков, в Петербурге, к примеру, реализуется проект YotaLab, на площадках которого технологические стартапы бесплатно могут работать над своими продуктами, обмениваться опытом и общаться с потенциальными заказчиками.


«Вам нужны бизнес-акселераторы, площадки, где талантливые предприниматели смогут получить доступ к тем, кто заинтересован в инвестициях, — обращается к представителям инновационного бизнеса Калининграда генеральный директор компании Комфортел Дмитрий Петров. –Только объективно оценивайте перспективы своих идей. Мой опыт показывает, что 8 из 10 стартапов обречены именно потому, что презентованные ими продукты не жизнеспособны. Но молодые предприниматели искреннее считают, что их продукт стоит миллиард, и просят за 10 процентов от несуществующего еще толком бизнеса 100 млн, обещая, что когда-нибудь они озолотятся».


Дмитрий Петров (Комфортел) (Фото: РБК Петербург)


Правда, создать такую площадку сами стартапы вряд ли смогут — здесь опять-таки нужна помощь властей региона, которые смогут взять на себя функции организаторов и привлечь инвесторов.


Однако власти сами испытывают трудности во взаимоотношениях с инвесторами. Как рассказала руководитель практики недвижимости и ГЧП Дювернуа Лигал Ольга Батура, инвесторы хотят приходить в регион, он весьма привлекателен для вложений, но решающим зачастую оказывается человеческий фактор на местах». Она стала свидетелем, как на одном совещании с представителями власти некоторые должностные лица публично выражали незаинтересованность в привлечении денег в регион, ставя под сомнение целесообразность реализации инвестиционных проектов, которые создавали новые рабочие места, увеличивали туристическую привлекательность региона и объем поступлений налогов в Калининградскую область. «Если бы такие инвесторы пришли в Петербург, их бы приняли с распростертыми объятиями. Они просили не финансового участия государства в проекте, как это обычно бывает в Петербурге, а лишь немного земли.


Ольга Батура (Дювернуа Лигал) (Фото: РБК Петербург)


Впрочем, сложности с поиском инвестиций есть не только в Калининграде. «В нашей стране инвестиционная культура не слишком хорошо развита. Наши инвесторы не хотят вкладываться в новинки, а только в то, что уже доказало свою эффективность, — добавляет Ольга Батура. — И государство с помощью механизма ГЧП часто пытается закрыть дыры, финансируя те проекты, которые могли бы быть самоокупаемы, но это не лучший выход».


Скорость решений


Как показала дискуссия, большая часть недостатков и сложностей с развитием цифровой среды в регионе связаны с решениями государства. Причем касается это даже тех случаев, когда кажется, что ответственность лежит вовсе не на нем.


Как рассказал один из участников встречи, ему пришлось два месяца потратить на подготовку документов для подключения бизнес-тарифа одного из крупных операторов связи. Цена вопроса была порядка 900 рублей в месяц. И хотя подключение услуг состоялось еще до предоставления полного пакета документов, но необходимость личного присутствия в офисе оператора мешала бизнесу.


Однако Виктория Тихонова напомнила, что такая ситуация складывается вовсе по вине телекома. «В законодательстве есть нюанс: мы можем предоставить услуги связи частному лицу по оферте, а юридическому лицу – нет. Нужно собрать большое количество документов, при оформлении которых возникают коллизии, недоразумения и длительные согласования. Если бы законодательство позволяло подписывать договоры так, как с частными лицами, процесс шел бы гораздо быстрее. Виноваты не операторы, а законодательство, которое нужно менять. Изменить ситуацию должно государство», — говорит она.


Зависимость проектов по цифровизации от решений и заинтересованности отдельного лица также негативно сказывается на создании среды. И это проблема не только Калининграда, но и других регионов. Дмитрий Петров рассказал о том, что инвестор, который ищет участки под свои нужды, вынужден тратить много времени и денег на решение этой задачи: в Петербурге определенный госорган может за три месяца и внушительную сумму такой участок найти. Но если внедрить ГИС, то можно будет сделать это за 3 миллисекунды.


«Умные города и страны начинаются с умных чиновников. Цифровизация возможна только тогда, когда кто-то, кто представляет интересы народа, мыслит в той же парадигме, что и IT-евангелисты. Сегодня у нас в этом есть разрыв между желаемым и действительным, — убежден Дмитрий Петров. — Калининград в отличие от других регионов идет по более эффективному пути развития: здесь чиновники молодые, они явно хорошо понимают, что такое цифровизация, умные города — причем на уровне конкретных прикладных сервисов и проектов. В Петербурге ситуация куда хуже».


Общий знаменатель


Фиксирует калининградский бизнес и другую проблему: мешает отсутствие структурных компромиссов и взаимодействия. «Чтобы сдавать отчетность по кассам, нужна одна цифровая подпись, для ЕГАИС — другая. И каждую необходимо получать в разных организациях, и за каждую нужно платить, — рассказывает руководитель агентства Remarka Дмитрий Шахов. — Чтобы подобные проблемы устранить, государство должно проявить волю».


Дмитрий Шахов (Remarka) (Фото: РБК Петербург)


Он напомнил, что самый быстрый процесс отраслевой цифровизации в нашей стране — это внедрение онлайн-касс в ретейле. И им мы обязаны решению регулятора. Правда, как отметил эксперт, ему пришлось после этого закрыть три юрлица, потому что в новых условиях работа стала бессмысленной.


«Если представители государства выступают заказчиком проекта, как было в случае с проектом «Безопасный город» в Калининграде, то все вовлеченные стороны быстро сумеют его реализовать. Наше правительство действительно молодое, оно стремится к инновациям, что позволяет нам не бояться и идти в цифровизацию», — говорит Наталья Чухлеба.


«Технологически и инфраструктурно мы все готовы к тому, чтобы наша жизнь и бизнес стали цифровыми. Но есть еще вопросы организационные, связанные с установившейся практикой управления, и они гораздо более сложно перенастраиваются для целей внедрения цифры во все сферы управления, бизнеса и проживания. Цифровые решения не имеют границ, они и внедряются для того, чтобы здесь и сейчас получать единую, полную и, главное, объективную картину состояния того или иного объекта, города на основе агрегированных Больших Данных из всех источников. А наши государственные и муниципальные органы по-прежнему функционируют по ведомственному принципу. И у каждого ведомства свои информационные системы, свои показатели эффективности, свои формы документооборота и, как следствие, свои, ни с чем не увязанные ведомственные данные. Самые трудно преодолимые границы у нас между ведомствами, потому что у каждого министерства свои задачи и бюджеты», — напоминает Елена Полякова.


Например, для создания «умной остановки» надо учитывать, что земельный участок находится в ведении одного ведомства, сами остановки — в ведении комитета по транспорту или комитета по транспортной инфраструктуре. За обеспечение электричеством отвечает комитет по энергетике, за инфраструктуру связи — еще один комитет. В итоге вопросов больше, чем ответов. Чаще это похоже на «крутитесь, как хотите».


«Для цифровизации нужна не мировая глобализация и даже не единое окно по поддержке предпринимательства, а одно окно, которое бы совмещало и сводило к единому знаменателю все цели всех ведомств. Только тогда с точки зрения цифровизации ситуация улучшится», — говорит Елена Полякова.


Дмитрий Данилов (Банк «Санкт-Петербург») (Фото: Банк "Санкт-Петербург")


«Роль технологических форпостов в Калининградской области играют, прежде всего, инжиниринговые компании, IT-компании и финансовые организации, активно развивающиеся в цифровых направлениях. Важный фактор привлекательности региона для крупных игроков – это, конечно же, статус резидента Особой экономической зоны. Кроме того, здесь формируется благоприятная среда для стартапов. Существенным барьером для развития инноваций в большинстве случаев является нехватка квалифицированного персонала. Безусловно, наличие инкубаторов и акселераторов — это ключевой драйвер развития инновационного направления, кроме того, необходима экспертиза банковской отрасли: банки могут видеть и выявлять перспективные направления, быть готовыми инвестировать в них», — заключает Директор филиала «Европейский» Банка «Санкт-Петербург» Дмитрий Данилов.


Алена Журавлева.


Источник: РБК









наверх