Власти РФ активно регулируют отрасль телекома и IT, притом что компании не видят в этом нужды

На прошлой неделе депутаты приняли в первом чтении закон о мессенджерах. Регулятор уже несколько лет активно обрабатывает отрасль телекома и IT, хотя связисты уверены, что острой необходимости в этом нет.
20 июня 2017

За последние годы телекоммуникации превратились из самой свободной, пожалуй, российской отрасли в зарегулированную среду. "ДП" решил разобраться, как участники рынка воспринимают активность регулятора, что, по их мнению, лежит в основе этой деятельности: то ли насущная необходимость в новых законах, вызванная технологическим прогрессом, то ли экономика — перераспределение финансовых потоков, то ли политика — контроль над каналами связи, то ли обычный популизм.


По этапам

Активность регулятора в области Интернета только наращивает обороты. В 2012 году был создан единый реестр запрещенных сайтов. Операторам предписали их блокировать. А потом для проверки законопослушности связистов придумали систему "Ревизор" (создавалась в 2015–м, заработала полностью в 2016–м). "ДП" подробно рассказывал, к каким казусам привело ее внедрение.


В 2014 году власти решили, что надо предоставлять россиянам доступ к публичному Wi–Fi только по паспорту.


Персональные данные жителей РФ тоже под контролем: с сентября 2015 года их надо было хранить только на серверах, расположенных на территории страны. Участники рынка долго не верили в серьезность новых требований и слабо шевелились, но закончилось все блокировкой таких крупных ресурсов, как, например, соцсеть деловых контактов LinkedIn.


"Пакет Яровой" — бомба 2016 года. Следуя новым предписаниям, операторы должны хорошенько вложиться ("МегаФон" подчеркивает, что объем необходимых расходов больше суммы годовых затрат компании на капитальное строительство), чтобы хранить данные обо всех разговорах и переписке россиян. Самые грозные поправки должны вступить в силу 1 июля 2018 года. Срок близится, но ясности все нет.


И наконец, закон о мессенджерах. Принят в июне 2017–го в первом чтении. Де–юре он о том, чтобы мессенджеры обеспечивали передачу сообщений только между идентифицированными абонентами. Де–факто о том, чтобы мессенджеры зависели от российских операторов связи — на это многие международные компании могут не пойти, им проще отказаться от такой маленькой части мирового рынка, как РФ, считают эксперты.


Киберармия

Ожидаемо участники рынка не очень охотно комментировали данную тему. "Ростелеком", МТС, "ВымпелКом", "ЭР–Телеком" воздержались от комментариев. "МегаФон", Tele2 не ответили на запрос.


"Я думаю, что в основе деятельности регулятора лежат все перечисленные причины, — считает Андрей Шпедер, исполнительный директор оператора SkyNet. — Есть экономическая выгода для определенных сторон, и популизм, и развитие технологий тоже играют роль. Пока российских участников рынка (тех, которые не хранили за рубежом данные. — Ред.) коснулся только "Ревизор". Он работает не лучшим образом". По мнению Андрея Шпедера, нужно несколько лет, чтобы законы стали "более приземленными и технологически адекватными".


Гендиректор агентства "Рустелеком" Юрий Брюквин уверен, что активность регулятора связана с "тем, что власть хочет контролировать политико–информационное поле": "Интернет в какой–то момент стал развиваться очень быстро и едва не стал каналом номер один в обход телевидения, кроме того, поколение Z в принципе скептически относится к ТВ".


Гендиректор одного из петербургских операторов второго эшелона попросил не указывать свое имя: "При желании из Интернета можно выловить что угодно: подозрительный трафик, "вредное" общение. Это не запредельные технологии. Но почему этим должны заниматься операторы? Наша задача — предоставлять качественный сервис, а не ловить преступников. Если хотите контролировать, можно наращивать технологическую мощь контролирующего органа. Но только не на базе существующего Роскомнадзора. Можно, например, создать виртуальную киберармию, которая будет защищать нас в Интернете".


В США и Европе законы выводятся в процессе диалога с участниками рынка и принимаются очень осторожно, сравнивает Алексей Леонтьев, исполнительный директор Объединения альтернативных операторов связи: "В сфере Интернета самые работающие способы регулирования — очень тонкие. У нас же выбирают самые простые — "запретить, причем на уровне операторов". Это методы самые грозные, но самые неэффективные. В результате проблемы остаются, а жизнь операторов усложняется. Закон о мессенджерах непродуманный, но, если одни из них уйдут, появятся другие. А вот закон Яровой — это большая угроза всему рынку".


"За действиями регулятора в области Интернета стоит желание властей контролировать информационные каналы. До 2012 года высшие эшелоны власти не воспринимали Сеть всерьез как канал распространения информации. Потом пришло понимание, что это тоже СМИ. Огромное, глобальное, непонятное. И чиновники со свойственным им рвением начали генерировать законы. Потом бросились воплощать их в жизнь, не имея ни ресурсов, ни понимания. Никакого перераспределения финансовых потоков тут нет, в основном только политика. Что же касается деанонимизации пользователей Интернета, то это общемировая тенденция."

Дмитрий Петров, гендиректор оператора "Комфортел"


"Острой необходимости регулировать что–то в Интернете в данный момент я не вижу. Есть более важные вопросы, которые властям надо решать. Закон Яровой в принципе нужен, но точно не в таком виде, в каком он сейчас есть. Что касается идентификации пользователей Интернета, мы в России, похоже, впереди планеты всей. Во всяком случае в аэропорту Варшавы я только что воспользовался Интернетом без какой–либо регистрации.То есть заниматься регулирующей деятельностью надо, но приоритет я ей отдал бы гораздо более низкий по сравнению с социально–экономическими и инфраструктурными проектами."

Андрей Суходольский, гендиректор оператора "Смарт Телеком"

наверх